Татаро-башкирский культурный центр "ТАҢ"

Блог Председателя

Рафик Валиев

Рафик Валиев - директор ТОО «Жигер и Р», председатель ОО «Татаро-башкирский этнокультурный центр «Таң» города Астаны».

Назиб Гаязович Жиганов

Нази́б Гая́зович Жига́нов (тат. Нәҗип Гаяз улы Җиһанов, Nəcip Ğayaz uğlı Cihanov) (1911—1988) ― татарский советский композитор, педагог. Народный артист СССР (1957). Герой Социалистического Труда (1981). Лауреат двух Сталинских премий второй степени (1948, 1950) и Государственной премии СССР (1970). Член ВКП(б) с 1944 года.

Звания и награды
Герой Социалистического Труда (1981)
два ордена Ленина (1950, 1981)
орден Трудового Красного Знамени (1971)
два ордена «Знак Почёта» (1945, 1961)
медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1946)
Сталинская премия второй степени (1948) — за оперу «Алтынчач» (1941)
Сталинская премия второй степени (1950) — за «Сюиту на татарские темы» для симфонического оркестра
Государственная премия СССР (1970) — за симфонию «Сабантуй» (1968)
Государственная премия ТАССР имени Габдуллы Тукая — за оперу «Джалиль»(1958)
народный артист СССР (1957)
заслуженный деятель искусств РСФСР (1940)
заслуженный деятель искусств Татарской АССР (1939)
заслуженный деятель искусств Чувашской АССР (1961)[1]

Родился 2 (15) января 1911 года в городе Уральске

Жиганов — один из основоположников профессионального татарского музыкального искусства. Практически все ныне функционирующие учреждения и организации музыкальной культуры Татарстана (Казанская консерватория (ныне академия), Татарский академический государственный театр оперы и балета им. М.Джалиля, Государственный симфонический оркестр, Союз композиторов республики, средняя специальная музыкальная школа (ныне лицей при консерватории) создавались при его непосредственном участии. Автор 8 опер, 3 балетов, многих симфоний и камерных сочинений. В его произведениях гармонично сочетаются национальный колорит и традиции русского и европейского музыкального наследия.

Похоронен на Арском кладбище в Казани.

Основные произведения
Оперы: (даты постановок, все в Татарском государственном театре оперы и балета им. М.Джалиля) — «Качкын» (Беглец; 1939), «Ирек» (Свобода; 1940), «Алтынчеч» (Златовласка; 1941, Сталинская премия за 1948), «Поэт» (1947), «Ильдар» (1942, 2-я ред. ― Дорога победы, 1954), «Тюляк» (1945, 2-я ред.- Тюляк и Су-Слу, 1967), «Намус» (Честь, 1950), «Джалиль» (1957).
Балеты: «Фатых» (соч. 1943), «Зюгра» (1946), две легенды (Зюгра и Нжери; 1970).
Кантата «Республика моя» (1960)
Для оркестра: 16 симфоний (1973; 2-я — «Сабантуй» (1968); 3-я — «Лирическая» (1971); 4-я (1973); 5-я (1974); 6-я (1975); 7-я (1976); 8-я (1977); 9-я (1978); 10-я (1979); 11-я (1980); 12-я (1981); 13-я (1982); 14-я (1983); 15-я (1984). 16-я (1985)). Симфоническая поэма «Кырлай» (1946). Сюита на татарские темы (1949), Симфонические новеллы (1964); Симфонические песни (1965); увертюра-поэма «Нафиса» (1952).
Фортепианные пьесы, в том числе сборники «Пять пьес для фортепиано», «Альбом фортепианных пьес для детей», «Матюшинские эскизы», «12 зарисовок» и др.
Песни, романсы, обработки народных песен — всего около 100.

Светлана Тенишева:  Жизненный путь  композитора: новые страницы биографии.

НАЗИБ ЖИГАНОВ. НАЧАЛО ПУТИ

Только чудотворная сила музыки могла задеть душевную струну и сотворить такую личность как Назиб Жиганов. Мы гордимся тем, что выдающийся композитор ХХ столетия, чьи произведения вошли в мировую музыкальную сокровищницу - наш  соотечественник. Бережно относиться к его творческому наследию, воздать народную благодарность и увековечить его имя в родном ему городе Уральске – наш долг.

Город Уральск, фундамент которого заложен почти четыре века назад, сегодня является западными воротами Казахстана. Он расположен на берегу реки Урал,  разделяющий границы двух великих материков Европы и Азии. История Уральска представляет собой удивительную и своеобразную летопись разнообразных по масштабу  событий, дат, имен многих поколений жителей этого славного города.
     Впервые город упоминается в письменных документах как Яицкий городок в 1584г, а начало отчисления с 1613г. После поражения Пугачевского восстания императрица Екатерина II, желая искоренить «дух пугачевщины», в январе 1775г. издает указ о переименовании реки Яик в Урал, а Яицкого городка в Уральск, условно до 1919г. называли Нижне – Уральск.
     С Уральском связан ряд имен исторических личностей, выдающихся деятелей культуры и искусства.  Здесь прошли детские годы баснописца И.А. Крылова. В сентябре 1833г., с целью сбора материалов о Пугачеве, посетил А.С.Пушкин. В 1834г. композитор А. Алябьев организовал городской духовой оркестр. В 1862 году гостил Л.Н. Толстой у своего товарища по Севастополю, наказного атамана А.Д. Столыпина-отца будущего российского реформатора. В 1891г., в начале своей карьеры на сцене городского театра пел Ф. Шаляпин. В разные годы город посетили В. Жуковский, В. Даль, Г. Державин, А. Плещеев, Т. Шевченко, В.Короленко, А.Толстой, К.Федин, А.Гайдар, М.Шолохов.
     Земля Жайика, Родина  акына М.Утемисова (1823г.), классика казахской инструментальной музыки Курмангазы Сагырбай улы(1823г.), народных артистов Казахской ССР: первой женщины композитора Д.Нурпеисовой (1861г.) и певца Г.Курмангалиева (1908г.); писателя Х.Есенжанова (1908г.), поэта Ж..Мулдагалиева (1920г.), первого композитора-казаха сочинившего симфонию К.Мусина (1920г.).
    С 1895г. по 1907г. в г. Уральске жил выдающийся татарский классик Г. Тукай. В 1907г. впервые на подмостки сцены вышел актер Г. Кариев, а  в 1908г. состоялся первый в истории татарского театра бенефис актрисы С. Гизаттулиной - Волжской. Родились и выросли: первая профессиональная татарская оперная певица Г.Кайбицкая (1906), директор татарской оперный студии Х.Тухватуллин (1903), первые солисты театра оперы и балета Д.Тухватуллин и  С.Зарова (1910), первый татарский профессиональный композитор Н.Жиганов (1911г.).
     В старой части города Уральска, именуемой тогда Татарской слободой, 15 января 1911 года в семье Гаяза и Газизы Садриҗићановых родился сын Нәҗип. С самых первых лет судьба уготовила ему горькие испытания. В 1912 г. умер отец, а в 1916г. – мать и дети Фаиза, Җалял, Нәҗип остались сиротами, в течение двух лет жили то у соседей, то у дальних родственников. В городе открылось несколько детских домов, в один из них и были приняты братья. При оформлении документов младшего, решили по непонятным причинам,  записать как  Назиб Жиганов.
     «…кто заронил в сердце осиротевшего мальчугана мечту стать музыкантом? Что привело посвятить себя музыке? Кто говорил когда-нибудь с Жигановым об этом, знает, как бережно хранит он правду, по-детски смутные воспоминания о матери, о ее игре на гармонике, о замечательных народных песнях, песнях ее детям. Именно эти музыкальные впечатления и заронили в одаренную от природы натуру мальчика ту драгоценную искру творческого дара, что, разгораясь с годами, озарила сначала еще интуитивное, а затем осознанное влечение к музыке», – писал Я. Гиршман в монографии «Назиб Жиганов»
     «У меня есть одна мечта. Когда же я попаду в свой родной город, где я родился, где я вырос – родной город Уральск. Я уже 40 лет мечтал, походить по этим пыльными улицам, которые для меня очень дороги. Мне кажется, даже если я сейчас съезжу в Уральск, я лучше буду писать музыку. Я должен пройти по всем улицам, вспомнить каждый дом, который связан с моим детством. Мне хочется выкупаться на Урале – это чудесная вода, я хочу побыть в степи. В степи… Я хочу побыть в Ханской роще. Я обязательно, обязательно должен попасть в свой родной, милый, пыльный, жаркий город, где я перенес голод, может быть, где я начал впервые сознавать, что я музыкант», – говарит  Назиб Гаязович в кадрах документального фильма  «Музыка Н.Жиганова».
     В конце июля 1968 г. наконец сбылась заветная мечта, вместе с киногруппой Назиб Жиганов приехал в г. Уральск для съемок сюжетов для этого  документального фильма.
   -¬ Обком партии  решил организовать встречу композитора с общественностью города. Пригласили  творческую группу казахстанских артистов во главе с Е.Серкебаевым которая находилась в городе на гастролях, и организовали праздник музыки. В зале земляки стоя приветствовали Назиба Гиязовича, было заметно его большое волнение, слезы на глазах  и как  бы  он снова увидел родной очаг и своих родителей,- вспоминает Б.Жумагалиев, в те годы третий секретарь обкома партии.
     Назиб Гаязович вместе с журналистом  Н.Латышем и фотокреспондентом И.Макжановым    прошли по родным местам, и  в статье «4 часа с Назибом Жигановым» («Приуралье»03.08.1968г.)  были опубликованы его  впечатления и воспоминания:
    -Урал стал красивее. Нет, он всегда был красивым. Но сейчас он более обжит, живописный, на берегах выросли дома, раскинулись чудесные рощи. Изменились и люди.
     Память переносит Назиба Гаязовича в далекое прошлое:  
    – Многое тогда было по-другому. В городе не было ни асфальта, ни зелени, случится дождь – улицы утопали в грязи. Самый большой дом – Каревский–казался небоскребом. Шла Гражданская война. Бои и болезни уносили тысячи людей, сотни сирот оставались без родителей и крова. И хотя хлеба и одежды не хватало даже для красноармейцев, Советская власть с первых дней существования взяла заботу о детях на себя. Только в Уральске действовали 40 детских домов. Нам отдавали все что могли – лучшие продукты, теплую одежду, фрукты.
    Он шел по родным местам и вспоминал:
     – На этой улице я родился. После смерти родителей меня воспитывала соседка Хадиша. В 1918 году в доме богатого купца Муртазы Губайдуллина (ул. Комсомольская, №50) организовался детдом. Это был мой первый детский дом. Собственно, в детдоме и родилась моя любовь к музыке. Помню, притащили комсомольцы нам старое пианино. Вначале мы ходили вокруг него и не знали, что делать. Затем кто-то открыл крышку, и мы начали стучать по клавишам. Вскоре появилась старенькая учительница Светчина.
   «К нам в детдом стала приходить одна очень симпатичная старушка. Она нам играла музыку, о существовании которой я и мои друзья даже не могли знать. А играла она нам Моцарта, Бетховена, Гайдна.…
 …она была чудной старушкой, несмотря на свои семьдесят лет, ходила по детдомам и сеяла музыкальные зерна. И верила, что они взойдут…» – вспоминал он в своих заметках.
    «Вот с этого «исторического» момента у Назиба появилась тяга к музыке. Ему полюбился этот инструмент. Все свободное время его можно было видеть сидящим за пианино и подбирающим различные песни и танцы. И хотя его ноги еще не доставали до педалей, в его «репертуаре» было уже немало популярной музыки, – из воспоминаний  его  брата Д. Садрижиганова.
   – Работали в детском доме   старые педагоги, перешедшие на сторону Советской власти, выбывшие из строя красноармейцы, комсомольцы, – продолжал вспоминать Назиб Гаязович. – На всю жизнь остался в моей памяти член горкома комсомола Степан Елагин. Не помню, когда он спал и ел. Его можно было встретить в детском доме в любое время дня и ночи. Степан доставал продукты, одежду, разыскивал в трущобах еще не прирученных беспризорников, организовывал с ними игры. А было тогда ответственному педагогу неполных 19 лет. Только, пожалуй, не зря он отдавал нам свои силы и знания. Воспитанники Елагина сегодня работают на многих заводах и фабриках, в колхозах и совхозах страны. Одни стали крупными инженерами другие – офицерами Советской Армии, третьи – агрономами, артистами, работниками советских и партийных органов. Он прекрасно знал литературу, приобщал нас к Пушкину, Лермонтову, к тому же неплохо играл по слуху на скрипке. Мы часто музицировали с ним, он – на скрипке, я – на рояле. Степан Иванович любил повторять: «Назиб, тебе надо учиться музыке». Он верил, что я буду музыкантом.
      Он подошел к дому (угол улиц 8 Марта  и  Короленко №9 кв.61, бывшее медресе «Ракыбия»).
– Тут я учился, а вот рядом стоит маленький домик (в нем жил мулла), так около него меня крепко избили. Мы играли в лапту, и посланный мною мяч упал прямо на раскрытый Коран муллы. Надо было видеть неистовство святоши. Он бил со всей силой ребром линейки по моим пальцам.
     Назиб Гаязович поднял руки и, глядя на кисти, сказал: «Как сейчас помню».
     Затем добавил:
    – Но все, же за это мы мулле отомстили. Пробрались в мечеть и смешали обувь верующих…
    В начале 1921 года детдом №12 находился в бывшем доме купца Сайткулова(угол улиц С. Орджоникидзе ,ныне А.Тайманова  и В.Чапаева ) в городе стало плохо с продовольствием, свирепствовала холера. Наступил голод. «Кажется, это было в 1922 году. Нас, голодающих детей из Казахстана и Поволжья, спасая от голодной смерти, отправили в Смоленскую область. Группа, в которой был я, оказалась в местечке близ города Рославль примерно в пяти километрах от него»,- из  записей воспоминаний Назиб Гиязовича.
    Остановившись, у двухэтажного дома около скверика Некрасова вспоминал:
    – Здесь был наш пионерский детский дом (угол улиц Н. Некрасова и Плясункова ныне М.Жунисова кв. 92). Я жил в угловой комнате вместе Сережкой Дынниковым. Интереснейший был парень. Веселый, находчивый. Ни одного мероприятия не проходило без его участия. Может, потому и избрали мы Сергея своим комсомольским вожаком. Но убили Сережку. Зверски порубили на куски комсомольца кулацкие топоры. Он принимал участие в продразверстке. Горячий был, не уберегся…
     – Характерно, что Назиб Жиганов был членом первой губернской показательной пионерской коммуны, в 12 лет был избран председателем совета пионерского отряда, был редактором стенной газеты, музыкально оформлял инсценировки и танцы. Я с ним учился в школе № 13 (угол улиц Н. Некрасова и  Почиталина  ныне С.Ескалиева) сидели, мы за одной партой с 2 по 4 классы, – вспоминал бывший воспитанник первой показательной Уральской пионерской коммуны  П.П. Сломихин («Приуралье»23.05.1991г.)
      – Хорошо помним мы нашу школьную учебу. Назиб и сам учился хорошо, и охотно помогал в учебе сверстникам. Не обходилось у него и без проказ (мальчик он был живой, энергичный)… Но это не мешало ему быть простым, отзывчивым и чутким. И в радости и в горе, если они у кого-то случались, он всегда был вместе со своими товарищами, – из записи  воспоминаний бывших воспитанниц коммуны 3.Лобушкиной, Н.Хорошиловой,
      «На меня нахлынули воспоминания о нашей юности боевой и трудной, счастливой и неповторимой, о встречах с музыкально одаренным мальчиком по имени Назиб. А было это в 20-х годах. Большая часть студенческого времени проходила в клубе, где проводились культурно-массовая и общественная работа. Жизнь многонационального, на радость дружного коллектива особенно оживилась, когда у нас появилась концертный рояль фирмы «Беккер». К нашему доморощенному пианисту Николаю Мамонову довольно часто приходил из города друг его по детдому Назиб Жиганов. Они вместе подолгу играли, аккомпанируя солистам, или исполняли музыку к удовольствию танцоров. В такие вечера в клубе было особенно многолюдно. Уже тогда было видно, что растет большой музыкант. Коллективно посещали городские кинотеатры (а их было всего 2), мы имели возможность и здесь послушать игру юного виртуоза. Киношники помнят, что в кинотеатре «КРаМ» (кинотеатр рабочей молодежи, позднее – к/т им. В.И. Чапаева) зрители в ожидании очередного сеанса не скучали и могли услышать игру Назиба Жиганова, который  вызывал   всеобщее восхищение своим исполнительским искусством. В свои 13 лет работал музыкальным иллюстратором в кино, сопровождал немые фильмы игрой на пианино» - из воспоминаний С. Балашова («Приуралье»23.04.1991г.)
     Затем в его жизни вместе с лучшим другом Иваном Павловым была первая попытка научиться музыке. Они на перекладных доехали до г. Саратова: «... в 1926 г. я не имел ни малейшего представления, что означает собой слово «консерватория», приехал из детдома города Уральска поступать в эту самую консерваторию. Меня допустили до экзаменов (мне было уже 15 лет). Попросили сыграть мою программу, но я тогда не знал нот и все играл «на слух». Сыграл я вальс Дюрана и какую-то польку. В зале стоял страшный хохот. Мне сказали, что я со своими пианистическими данными гожусь лишь для поступления в детскую музыкальную школу», – писал в воспоминаниях Назиб Гаязович(в статье использовались данные,из двухтомного  сборника «Назиб Жиганов.Статьи.Воспоминания.Документы» г.Казань 2004г.)
       Так прошли детство и юность Н.Г.Жиганова в г. Уральске, а 1928 году  он уезжает к сестре Фаизе  в г. Казань.
     Поиски документов, подтверждающих достоверность высшеизложенных фактов, ранее были безуспешными. И только в день  100-летия со дня рождения Назиба Жиганова 15.01.2011 года в Музее-квартире мне была предоставлена пожелтевшая тетрадь, где были сделаны записи Назибом Гаязовичем, одни из которых дали пояснения, а другие подвели к размышлениям...
      По всей вераятности, записи были сделаны после долгожданной поездки в Уральск. С точностью и аккуратностью записаны все местонахождения детских домов, почтовые адреса педагога С. Елагина и друзей детства. В начале первой страницы: «Степь дала мне широту взглядов, а бурный Урал – возможно, деятельную натуру», – видимо, это был анализ жизненного пути, а строка: «Музыка-Уральск-Саратов-Казань-Москва», как ступени музыкально-творческой деятельности. Следующая запись: «1 – моя опера была посвящена Пугачевскому востанию. Потому я очень обязан городу Уральску, который меня родил и воспитал». Явно и тема первой оперы «Качкын» была предложена не случайно. Он ведь был знаком с ее историей, он жил, рос на месте тех событий, в старой части города Курени, где и по сей день стоят дом-музей Е. Пугачева и Храм Михаила Архангела.
     Надо отметить и этот исторический факт, что г. Уральск стал колыбелью для будущих татарских классиков – поэта Г. Тукая и композитора Н. Жиганова. Насколько схожи их судьбы, в начале жизненого пути! Самых ранних лет, они познали боль и страдания, нужду и скитания, но  встретились люди, которые дали  образование, приобщили к культуре, сформировали их взгляды. До сегодняшнего дня сохранен ряд исторических мест одинаково связанных с  их именами - Татарская слобода , Ханская роща . Без сомнения, тема  симфонической поэмы «Кырлай» по поэме сказки Г.Тукая «Шурале» была особенно близка автору,  она стала посвящением памяти поэта.
  При встрече с земляками на своей  малой Родине  Назиб Гаязович  с особой теплотой и уверенностью сказал: «По каким бы жизненным дорогам я ни шел, родной город всегда был в моей памяти, впечатления детства остались в сердце. Много раз мне приходилось видеть скачки, но казахская «байга», виданная в юности, оставила самый   впечатлительный след. Много рек я встречал на своем пути: широкую Волгу и французскую Сену, но всегда их сравнивал с Уралом. Черты природы, людей Приуралья вошли как лучшие штрихи во многие мои произведения. Возьмем хотя бы последнее – симфонию «Сабантуй». Это музыкальное произведение о народных играх, молодецкой удали, есть в нем и элементы виданного и слышанного в Уральске»
    Приуралье -  поистине особенная земля! Родина многих талантов, она стала отчетом и для музыкального гения Назиба Жиганова, положив начало его тернистого, но славного пути в великое искусство.

                                                                                                          
                                                                                                         
 

Copyright © ТБКЦ"ТАҢ"2017