Татаро-башкирский культурный центр "ТАҢ"

Блог Председателя

Рафик Валиев

Рафик Валиев - директор ТОО «Жигер и Р», председатель ОО «Татаро-башкирский этнокультурный центр «Таң» города Астаны».

Баки Урманче

Баки Идрисович Урманче (тат. Бакый Идрис улы Урманче) (23 февраля 1897 года — 6 августа 1990 года) — живописец, скульптор, график, фотограф. Народный художник РСФСР, народный художник ТАССР, заслуженный художник Казахской ССР, лауреат премии имени Габдуллы Тукая. Баки Урманче стал первым татарским художником, который получил высшее профессиональное образование. 

В 1941-1956 годах Баки Урманче работал в Казахстане, где им были созданы: портретная галерея деятелей истории и культуры республики (Дины Нурпеисовой, М. О. Ауэзова, 1941; С. Муканова, С. И. Жандарбековой, К. И. Сатпаева, 1943; М. Габдуллина, 1945; С. Д. Луганского, 1946); исторические полотна «Штаб Амангельды» (1944), «Абай за работой» (1945), «Великий переход Джангильдина» (1948); многочисленные пейзажи Алма-Аты, Балхаша, Гурьева; скульптурные работы — бюст П. М. Виноградова (1957), проекты памятников Абаю (1944), ибн-Сине (1956); монументально-декоративные — барельефы, фигуры («Забойщик», «Матрос»), композиция «Мир» (1954, Дворец культуры, город Балхаш), майоликовое панно и скульптура (1954, Балхашский медеплавильный завод); графические — иллюстрации к роману М. О. Ауэзова «Абай» (1946), к казахским сказкам (1950) и другие.

Умер Баки Идрисович Урманче в возрасте 93 лет 6 августа 1990 года, и уже при жизни стал классиком татарского изобразительного искусства.

    Светлана Тенишева:  Баки Урманче родился 23 февраля 1897года в деревне Куль-Черкен Тетюшского уезда Казанской губернии (ныне Буинский район Татарстана) в татарской семье. В Национальном архиве РТ сохранилась метрическая запись о его рождении. Полное имя родившегося – Габделбаки,  родился 10 февраля 1897 г. (по старому стилю). Отец художника – указной мулла Идрис Хасанович, мать Бибимахзуба Калимулловна, фамилии в мусульманских метрических книгах, как правило, не указывались. Образ жизни семьи сказался на становлении маленького Урманче как художника, так как вышивание, ткачество, народные промыслы, рисование узоров были частью образа жизнью семьи. Его дед зарабатывал на жизнь тем, что был красителем. В десять лет Баки приезжает в Казань, чтобы научиться хорошо, рисовать, но в медресе рисованию не учили, а двери художественной школы для татар в то время были практически закрыты. В 1913г. он приехал в Казань, чтобы заниматься в художественной школе, однако одним из вступительных экзаменов был экзамен по Закону Божьему непреодолимое препятствие для татар, исповедующих мусульманство. В 1914 г. Урманче отправился на заработки, чтобы помочь семье и скопить деньги на поступление в художественную школу. Несколько лет он трудился рабочим Надеждинского завода, шахтером в Донбассе, учителем в Тарханах Тамбовской губернии. Затем служил солдатом в царской армии в Коканде (Средняя Азия), где и увидел впервые кисти и краски в руках австро-венгерских военнопленных. Только после Октябрьской революции, в 1918 г. получает первые уроки рисования. Тогда он работал школьным инспектором в Глазове и посещал местную художественную студию. В 1919г. поступил в Казанские Свободные художественно-технические мастерские (это его заветная Казанская художественная школа, которая в 1918 г. была преобразована, получив статус высшего учебного заведения), первый студент-татарин этой школы Б. Урманче, учиться скульптуре у Г.И.Козлова, живописи у В.К.Тимофеева и графике у Н.С.Шикалова. В том же  году, стремясь с оружием в руках защищать Советскую власть от белогвардейцев, Баки Урманче вступает в Красную Армию и служит в Центральной Мусульманской военной коллегии. После перевода коллегии в Москву в Восточный отдел Политуправления Реввоенсовета Республики он переезжает в Москву, в 1920г. продолжает учебу во ВХУТЕМАСе - ВХУТЕИНе – сразу на двух факультетах: скульптурном – у Б.Королева, и живописном – у А.Шевченко.  Институты (параллельно он учится и в институте живых восточных языков), аудитории, музеи, театры и концертные залы. В музеях Москвы и Ленинграда он видит шедевры мастеров кисти различных эпох и народов, приобщается к мировому искусству. Неизгладимое впечатление производят на художника полотна импрессионистов и постимпрессионистов. С этих пор всю жизнь Б.И.Урманче посвящает искусству.
    В 1926г. окончив институт, Баки Урманче становится, первым татарским художником, который получил высшее профессиональное образование. Ещё, будучи студентом Б. Урманче составил руководство для учителей о художественном воспитании детей, значение которого было очень большим, ведь тогда не было не только пособий, но и учителей рисования в татарских школах. Вернувшись, выпускник московского вуза активно включился в творческую и педагогическую работу. Он преподает в Казанском художественном училище (Казанском художественно-педагогическом техникуме), являясь одновременно заведующим учебной частью.  Пишет собственные картины, организует художественно-керамические мастерские, делает иллюстрации, пишет статьи и читает лекции.
    В 1929г. Баки Урманче попадает, под первую волну репрессий, его арестовали 13 августа, прямо в его мастерской в художественном техникуме. Никаких конкретных обвинений ему предъявлено не было. Не был он ознакомлен и с обвинительным  заключением. К аресту, как думал Баки Идрисович, привели его стремление к подготовке национальных художественных кадров и предпочтение, которое он оказывал татарской молодёжи при приёме в техникум. А также активное отношение к реформе татарского  алфавита и подписание так называемого «Письма 82-х» с выражением принципиальной позиции татарской интеллигенции по вопросам этой языковой реформы. В письме ставилось под сомнение необходимость форсированного перевода на латынь, особо подчёркивалась опасность отрыва от созданной за многие столетия культурной традиции татарского народа и нанесение ущерба его исторической памяти.  Баки Урманче за свою подпись провел четыре долгих года в зловещем «СЛОНе» – Соловецком лагере особого назначения. Молодого художника подозревали в том, что он со своим младшим братом Хади входил в подпольную группу «султангалиевцев» в Казани, в 1927г. подписал письмо против ликвидации арабской графики, адресованное обкому партии и Сталину. Публичный суд над ними не состоялся, и они вместо расстрела получили по 10 лет лагерей.  Но и в неволе Баки находил возможность заниматься художественным творчеством, выступая в качестве певца в самодеятельности, занимаясь оформительскими работами, сотрудничая в издававшейся на Соловках газете «Перековка» в качестве художника. Баки Урманче был досрочно освобожден в 1933г. и единственный из 82-х «подписантов», он дожил до дня реабилитации.   После заключения, чтобы выйти из-под контроля «органов», решил «затеряться в многолюдье Москвы». Впервые его графические работы выставляются в 1934г. в экспозиции I Всероссийской выставки молодых художников, а в 1937г. художника принимают в члены Московского отделения Союза художников, приглашают работать на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.
   В апреле 1941г. Б. Урманче пригласили в Алма-Ату для участия в ряде работ по подготовке празднования 100-летия народного казахского поэта Абая. Из-за начавшейся войны поездка обернулась эвакуацией, и начался среднеазиатский период жизни художника, который длился 17 лет. С конца 1940-х гг. до 1954 г. он был вынужден жить по паспортному режиму «-39», т. е. без права проживания в 39 столичных и портовых городах СССР. Это были годы скитаний – вместо Москвы он жил во Владимире, вместо Алма-Аты – в Балхаше, вместо Ташкента – в Самарканде.  В Казахстане Баки Идрисович прожил до 1956 года. За это время им создано было немало работ: портретная галерея деятелей истории и культуры республики (Дины Нурпеисовой, М. О. Ауэзова, 1941; С. Муканова, С. И. Жандарбековой, К. И. Сатпаева, 1943; М. Габдуллина, 1945; С. Д. Луганского, 1946); исторические полотна «Штаб Амангельды» (1944), «Абай за работой» (1945), «Великий переход Джангильдина» (1948); многочисленные пейзажи Алма-Аты, Балхаша, Гурьева;  проекты памятников Абаю (1944), ибн-Сине (1956);  композиция «Мир» (1954, Дворец культуры, город Балхаш),  графические — иллюстрации к роману М. О. Ауэзова «Абай» (1946), к казахским сказкам (1950)и другие. Заслуги Баки Урманче были, оценены,   и он стал, заслуженным художником Казахской ССР. В 1956 г Урманче приглашают в Ташкентский институт искусств, где ему предоставляется возможность вернуться вновь на педагогическую работу: руководителем индивидуальных мастерских старших курсов и открывает скульптурное отделение. В 1958 году в Алма-Ате в залах Музея искусств Казахстана открылась первая  персональная выставка  произведений Б.Урманче, посвященная его 60-летию.  Оставаясь художником и певцом татарского народа, Баки Урманче  внес большой вклад и в культуру народов Казахстана, Узбекистана и Башкирии. Не случайно, что эти народы считают Урманче в такой же мере с его своим национальным художником, своей гордостью. Через национальное в искусстве лежит путь к интернациональному.По приглашению татарского правительства художник Б.Урманче в 1957 г. участвовал в оформлении концерта к Декаде татарской литературы и искусства в Москве, а в 1958г. получил приглашение вернуться на Родину. Уже на семидесятом году жизни он переезжает в Казань, где начинает создавать основные скульптурные работы, портреты деятелей татарской культуры. Одной из первых его работ стал мраморный бюст поэта Габдуллы Тукая. В 1970-е годы он создает несколько серий рисунков к произведениям выдающегося татарского поэта Габдуллы Тукая. За 27 лет жизни Тукай сумел изменить литературный язык, систему стихосложения, и главное, отразить самосознание своего народа,  неповторимость татарской культуры, соединив в своем творчестве классические системы русской и восточной литературы и национальную традицию. В этом Урманче очень близок Тукаю. Их часто сравнивают. Они и впрямь были близки – это подтверждает тот факт, что Урманче постоянно обращался к поэзии Тукая. Урманче создал более десятка портретов Тукая в разные годы, в том числе памятники в Казани и Ташкенте, иллюстрировал его поэтические сборники и даже выполнил эскизы декораций к его поэме «Шурале». В 1976 году он создает в родных местах поэта Габдуллы Тукая, в селе Кырлай, уникальный Тукаевский комплекс, в котором все – от здания музея и скульптурного изображения Тукая перед ним до декоративного оформления и воплощений персонажей, созданных поэтом и населяющих парк, - выполнено по единому замыслу и проектам Урманче.  В фонде Комитета по республиканским премиям имени Г.Тукая, при обсуждении кандидатуры Урманче члены комитета давали, оценку его творчеству. Министр культуры Б.М.Гизатуллин: «Всю жизнь Урманче работал в материале. В истории нашего на¬рода это заметная фигура. Несмотря на преклонный возраст он полон творческой энергии. Очень разносторонний, разноплановый художник». Писатель  Мирсай Амир тогда сказал: «Урманче - это Тукай в изобразительном искусстве».
   Персонажи портретной скульптуры Урманче –  были не просто исторические деятели, а именно герои, носители высоких моральных качеств, люди, близкие к идеалу, причем образы их каждый раз тонко индивидуализированы. Создал целый ряд интересных, запоминающихся работ: скульптурные портреты татарских поэтов, писателей, композиторов, среди них –  Кул Гали, Ш. Марджани, Н.Исанбета,  Н.Жиганова. В 1967 г. за серию скульптурных портретов деятелей искусств Татарстана – Габдуллы Тукая, Мусы Джалиля, Фатыха Амирхана, Габдуллы Кареева, Галимжана Ибрагимова  Б.И.Урманче была присуждена республиканская премия имени Габдуллы Тукая.
   Б.Урманче владел персидским, арабским, турецким, французским  и английским языками (знал 11 языков). Любовь и интерес к языкам остались у него на всю жизнь.  Увлекался историей, особенно восточных народов. Обладал сильным баритоном, пел татарские, башкирские и казахские песни, играл на скрипке и даже мастерил ее сам. Сочинял стихи, поэзия в отличие от его солнечной, мажорной живописи поэзия у него чуть грустная, философская. Любимыми авторами были Саади и Гете, Хайям и Хикмет, Абай и Байрон.
  За свои заслуги получил звание народного художника ТАССР(1960 г.) и РСФСР (1982 г.), он лауреат Республиканской премии ТАССР им. Г. Тукая (1967 г.), награжден орденами СССР – Трудового Красного Знамени (1977 г.) и Дружбы народов (1987 г.), в 1987 г. был удостоен звания Почетного гражданина г. Казани.
    Умер Баки Идрисович Урманче в возрасте 93 лет 6 августа 1990 года.
    Баки Урманче своим творчеством является примером и образцом неустанного труда, вдохновенной службы искусству.  Сочетая свой редкий природный талант с упорным трудолюбием и высоким образованием, Б.И.Урманче создал более 3000 графических работ, около 300 живописных полотен и более 100 скульптур. Работы художника находятся в Государственном музее искусства народов Востока (Москва), Центральном музее Казахстана (Алмты), Музее искусств Узбекистана (Ташкент), Государственном музей Изобразительных искусств Республики Татарстан.
  В целях увековечения памяти выдающегося деятеля татарской культуры XX столетия, в 1997 г. в Казани был открыт памятник Баки Урманче, в 1999 г. был открыт музей, в городах Татарстана – Буинске, Зеленодольске, Нижнекамске, Набережных Челнах – названы улицы в честь художника. Каждые два года за высокие художественные достижения мастерам культуры Татарстана вручается премия им. Б. Урманче Министерства культуры РТ.
   При первом посещении в г. Казани Музя-квартиры Н.Г.Жиганова 2006году, обратила внимание на картину, на которой было изображен до боли знакомый пейзаж. Тогда  вдова Н.Г.Жиганова, ныне покойная Нина Ильинична  рассказала, как Баки Урманче принес  картину, подписал « Яик. У Гурьева»-1956г. и подарил Назиб Гаязовичу на память о его родном крае. Вид на картине, очень уж, напоминал берег, нашего Урала. Поинтересовалась  в музее им. Баки Урмаче о посещении художника в г. Уральск,   утешительного ответа я не получила. Искала в архиве и в подшивках местных газет тех времен,  но, ни чего не нашла. До сегодняшнего дня не было официальной информации о посещении Баки Урманче в наш город Уральск. И только при встрече со скульптором Рафаэлем Шамсутдиновым который, встречался  с Баки Урманче  стало известно, что - «Отец (Шамсутдинов Хасан Зиганшевич 1910-1991гг.) и Баки абый  дружили на протяжении долгих лет. Он был у нас  дома в  гостях  (ул. Ордженикидзе №73).

Светлана Тенишева:  «Баки Урманче. Патриарх изобразительного искусства».

Имя Баки Урманче – одно из самых культовых в Татарстане, оно было почти неизвестно за его пределами. Благодаря выставке «Золотая карта России», произведения Урманче впервые показаны в Третьяковской галерее в ряду работ признанных классиков русского искусства. Основоположник профессионального татарского искусства, он первым из татарских мастеров получил специальное художественное образование, но никогда не терял связи с национальной традицией, которая в зрелые годы становится в его искусстве доминирующей. Живописец, скульптор, график, каллиграф, педагог – он был универсалом. В его творчестве высокое профессиональное мастерство соединилось с основами татарской национальной культуры.
   Изучая и исследуя  жизнедеятельность,  Н.Г. Жиганова тем самым, продолжаем раскрывать  новые данные и факты в его судьбе  и его друзей.     Назиб Гаязович очень любил изобразительное искусство, дружил со многими художниками, посещал  выставки. Хорошо разбирался в художественном ремесле, сам любил рисовать. Художник Харис Якупов воспоминал, как  сетовал Назиб Гаязович: «Вы, художники, счастливый народ: делаете свои картины сами - от и до. А мы?.. Сколько людей участвует, чтобы исполнить свою симфонию или оперу, такие сложности приходится преодолевать. И остаешься неудовлетворенным…Обидно, когда не все зависит от автора…». Он очень гордился и  дорожил дружбой  с Мастером – Баки Идрисовичем Урманче. В  дневниках Назиба Жиганова есть такие записи:
   «Вспоминаю 30-годы Москвы: Кузнецкий мост, где в витринах магазинов выставлялись картины художников. Среди этих картин мое внимание привлекли полотна с подписью «Баки Урманче». Художник часто выставлял свои лирические картины, написанные маслом или акварелью».                                                                                                   
   «Если не ошибаюсь, было это весной 37 года в Большом зале Московской консерватории. Где симфонический оркестр исполнял (впервые) мою увертюру к опере «Качкын». Именно на этом концерте я и познакомился с Баки Идрисовичем Урманче…»
    «В 1958 году я семьей  жил в доме творчества композиторов «Руза» (под Москвой). Неожиданно ко мне приехал, Баки Идрисович и сказал: «Я хочу слепить твою голову. Она мне нравится». Так появился мой скульптурный портрет, которым я очень дорожу и горжусь».
     «Баки Урманче – скульптор, живописец, график. Он пишет стихи, знает языки. Страстный любитель и большой ценитель музыки. А как он поет народные татарские и башкирские песни!!!
Видимо, поэтому его картины музыкальны. А его голова из дерева - «Сагыш» не только смотрится, но и звучит, как музыкальная поэма».(1982г.)
  Жизнь основоположника татарского национального изобразительного искусства Баки Идрисовича Урманче  вместила практический весь богатый историческими событиями 20 века. Это  удивительный человек с интересной судьбой, сложной, насыщенной разнообразными событиями жизнью уже при жизни стал классиком. Предоставленные данные о Б.И.Урманче из  информационных источников, дадут возможность узнать о его судьбе.

      

Copyright © ТБКЦ"ТАҢ"2017