Татаро-башкирский культурный центр "ТАҢ"

Блог Председателя

Рафик Валиев

Рафик Валиев - директор ТОО «Жигер и Р», председатель ОО «Татаро-башкирский этнокультурный центр «Таң» города Астаны».

Главная

Художник Камиль Муллашев: Степь – источник вдохновения.

Имя Камиля Муллашева хорошо известно не только в Казахстане, но и ближнем и дальнем зарубежье. Он выпускник знаменитого Московского государственного художественного института им. В.И. Сурикова, заслуженный деятель Республики Казахстан, народный художник Татарстана,  обладатель серебряной медали Академии художества Франции. Его работы хранятся в Третьяковской галерее, Государственном музее искусств им. А. Кастеева и во многих музеях России, Татарстана, и зарубежья.

 Они  демонстрировались в лучших выставочных залах Европы. Кистью мастера за почти полувековую деятельность запечатлены   мгновения истории разных эпох, свидетелем которых он был. Сотни портретов, натюрмортов, пейзажей Мастера вошли в золотую сокровищницу Республики Казахстан, России и Китая.  Его труд был отмечен самыми высокими наградами. Самое главное, через всю свою жизнь Камиль Муллашев несет любовь к творчеству, которое воплотилось в полотнах.
Совсем недавно   в жизни известного живописца республики произошли еще   важные события.  Указом Президента РК Н.А.Назарбаева художнику Камилю Муллашеву присуждена Государственная премия 2016 года за цикл работ, посвященных 25 - летию  Независимости Республики Казахстан и присуждения  звания: Академик  Академии художества России.
В беседе с нашим корреспондентом мэтр рассуждает о роли и месте художника, его предназначении и о том, что для него является самым главным вдохновляющим фактором
- Камиль Валиахмедович, откуда у вас тяга к творчеству или сыграл свою роль наследственный фактор?
-  Мой отец   с родителями  жил  в Семипалатинске. В 1909 году бабай, дедушка Мухамадияр кажы и четверо его  сыновей,  которые учились в Самарканде, с караваном, приказчиками, а дедушка мой был состоятельный купец,   поехали в Мекку. Дедушка  мечтал совершить хадж и  умереть там же, на святой земле.  Дедушка  в  Саудовской Аравии  пробыл до 1914 года. Сыновья его учились, а мой отец даже получил звание:  кари, т.е. человек, который наизусть знает Коран. Отец мой, Валиахмед знал фарси, тюркский, русский языки. Возвращаясь из Мекки, дед мой умирает, могила его в г. Босро, В Сирии.
    В Семипалатинске, в 1930-ых годах, когда в стране от голода и  тифа умирали целыми деревнями, несмотря на это,  Валиахмед Муллашев обучал жителей аулов основам Корана и письменности. В то неспокойное время нашлись «доброжелатели», которые донесли, что Валихмед сын богатого купца, учился на муллу.  Узнав об этом, отец уезжает в сторону Аягуза и переходит границу, в сторону Синьцзяна.  Как вспоминал отец, в кармане в буквальном смысле была горсть проса, когда он уезжал из родины. В китайском городе Чугучак он устроился работать в типографию, издавал книги для школы, развивал свое каллиграфическое искусство. Кстати, Чугучак  находится всего в 15 километрах от казахстанской границы. Он  граничит с  территорией  Тарбагатайского района Восточно-Казахстанской области, где очень красивые места. Там  жили люди  разных национальностей, русские, татары, уйгуры, казахи, в основном из рода найман, дунгане, немного китайцев.  Когда  о каллиграфических способностях отца узнали в Синьцзянской типографской фабрике  города Урумчи,  его  пригласили туда. Одновременно в Урумчи отец работал в советском консульстве.  К тому времени отец  был женат. В скором времени  в Урумчи он стал очень уважаемым человеком. Отец стал настоящим специалистом каллиграфистом,  и  что интересно, в то время часто менялась власть в Китае, но это абсолютно не касалось моего отца, который при любой власти спокойно работал. В те годы автотранспорта было мало, в Урумчи их на пальцах можно было пересчитать. Несмотря на это, отца увозили и привозили с работы на автомобиле или на повозке. Мама тоже была грамотной женщиной, работала учительницей в женской гимназии.  В 1949 году, когда в Синьцзян пришли «красные», мама активно помогала ликвидировать повальную неграмотность в Китае. Среди них было немало восточно-туркестанских народностей: казахи, татары, уйгуры, узбеки, дунгане, обучала их грамоте. Помимо преподавания в гимназии, моя мама активно занималась общественной деятельностью, была назначена главой махалля. Ее беспрекословно слушались и стар, и млад. И это еще не все! Моя мама на протяжении 5 лет была депутатом Всекитайского собрания народных представителей. Если учитывать, что депутатами ВСНП от Синьцзяна было всего один-два человека, то станет  понятным, какой авторитет имела моя мама, раз ей оказали такое высокое доверие. Мама была трижды награждена орденом, который ей вручали в Пекине, в т.ч. и сам Мао Дзэ дун. 
С детства я получил хорошее образование, в доме у нас всегда были представители татарской  интелегенции: ученые, художники, композиторы. В доме всегда было много книг. Несмотря на то, что жили  в Урумчи, отец подписывался на советские издания: газету «Правда», журнал «Огонек», т.е. практически мы всегда были в курсе того, что происходило в СССР, в том числе и в Казахстане.  В 1958 года в Китае сильно ужесточилась политическая ситуация, но я, несмотря на это, после окончания средней школы, поступил в институт искусств, на факультет живописи. Педагоги были высококвалифицированными и настоящими художниками, и я за два года обучения получил высокопрофессиональный уровень художественных знаний,   но с 1961 года в Урумчи началась анархия, безвластие, как и во всем Китае.  Малограмотная, воинствующая китайская молодежь могла без суда и следствия посадить, а то и убить любого человека, несмотря на его регалии и место в обществе. В 1963 году родители решаются вернуться и уезжают обратно в Казахстан. 
  Именно поэтому я полностью осознаю себя евразийским человеком: родился в Китае, живу  в Казахстане, обучался в России, Москве. Мое творчество хорошо знают и в Китае, и в России, и в Татарстане, в Казахстане.
- Получается, что именно в Казахстане раскрылось ваше творчество, хотя у вас была возможность  уехать в другие страны?
- Казахстан мне всегда был ближе. Был я в России, видел леса, красивую природу. Студенческую практику, когда учился в «Суриковке», проходил на Черном море, в Крыму. Безусловно, там потрясающие  пейзажи, акации, горы. Но все это меня что называется, не «зацепило».  А вот степь бескрайняя -  другое дело. Здесь нахожу вдохновение, здесь вижу источник  новых замыслов!   Когда мы вернулись в Казахстан, то мы оказались в совхозе «Путь к коммунизму» Карагандинской области. Мы жили на отгоне и мне безумно нравились бесконечные зеленые поля, степная растительность, разнотравье. Когда учился в художественном институте имени Сурикова, в поисках творческой темы приезжал в Атбасар, Коргалжын, встречался с целинными хлеборобами, пас баран. Бесконечная степь и небо – именно они дали возможность мне написать картины, которые принесли мне известность и славу, еще в пору студенчества. Помню, мне было лет 19-20, я жил на отгоне, пас баран и это незабываемое время запечатлелось надолго в памяти. А какие сельские праздники проводились …..
Начало  1963 года характеризуется тем, что жизнь в Союзе, в т.ч. и в Казахстане начинает налаживаться. Этот период носил название «хрущевская оттепель», когда начали происходить изменения в политике и экономике. Я вырос среди казахов, и меня всегда поражает гостеприимство казахского народа, его готовность в любое время встретить гостя,  накрыть обильный дастархан. 
- Камиль Валиахмедович, вы хорошо знаете казахский и русский языки, татарский ваш родной, неплохо знаете китайский. Вы действительно евразийский человек….
-  Прежде всего, национальность любую я ощущаю глазами и душой. Знаком мне и уйгурский язык. В детстве я бывал в Турфане, Кашгарии. У нас в Казахстане бывал в таких аулах, где в быту использовались только исконно традиционная утварь, деревянные изделия, т.е. все натуральное и естественное. Мне нравится китайская и дунганская культуры. Со школьных лет я читал о русских художниках, знал по репродукциям в цветных журналах произведения Шишкина, Айвазовского, Репина и других классиков. На этих примерах я учился …….
- Камиль Валиахмедович, вы всю жизнь посвятили творчеству, вас без преувеличения знают во всех странах  СНГ, в т.ч. России, Татарстане, немало ваших  произведений  находится   за рубежом. Скажите, пожалуйста, что необходимо в первую очередь, чтобы стать художником, какую роль здесь играет талант?
- Самое главное - иметь желание что-то рисовать, изображать. А дальше постепенно появятся профессиональные навыки. Важную роль играет и время, эпоха. Художник – это выразитель идей через краски и кисть. Самое главное - у художника должно быть желание выражать, и конечно, талант. И еще трудолюбие. По моему глубокому убеждению, без труда хорошим художником не станешь! Я  много видел талантливых художников, но у них не хватало трудолюбия. Взять кисть и начать рисовать – это совсем не просто. Вот бывало,  думаешь, вот сейчас начну рисовать, но, если душа не лежит, ничего не поделаешь.  Я, к примеру, не могу отдыхать пассивно. У меня отдых должен быть непременно активным или я должен работать. Даже во время отдыха  я в уме прорабатываю различные сюжетные линии.
- Как бы вы определили жанр, в котором работаете?
- С самого начала творчества – я реалист. И в школе, и в художественном институте меня  с самого начала учили правильно рисовать.  У нас в художественном институте был сильный преподавательский состав, который  много дал и я стал реалистом художником. Но жизнь не стоит на месте, я начал изучать мировое искусство, мировую классику. Познакомился с творчеством  французских, немецких, итальянских художников. Это, конечно, оказало влияние и на мое творчество. Если говорить о жанрах, в которых я творю, то в начальном этапе это был гиперреализм, суровый реализм, неоклассицизм. Несмотря на творческое разнообразие, у них есть общий стержень. К тому же, я не могу работать лишь одним, хорошо изученным приемом.  Нынешнее время очень динамичное, и художник не может оставаться в другом измерении, он должен идти в ногу со временем. В век информационных технологий человеческий разум давно перешагнул границы Вселенной. Могли ли мы представить, что сидя у компьютера, будем знать о погоде на другом конце света, за десятки тысяч километров. А ведь раньше, не знали даже о том, что творится в соседнем доме.
- В вашей пинакотеке много работ, написанных в разном жанре, о которых вы сказали выше. Многие мотивы ваших произведений, наверное,  были навеяны во время ваших поездок на джайлау, встреч с хлеборобами,  даже их название говорит об этом:  «Горизонты целины», «Живительные соки тюльпана» и другие.
- Я рисую, пишу, как говорится, более полувека. Более тысяч  работ я написал, многие из них за границей находятся. Картина «Горизонты целины» была написана в годы освоения целины, когда я по заданию отдела культуры ЦК КПСС и ЦК Компартии Казахстана выезжал в целинные хозяйства. Нас возили на хороших автомобилях, мы знакомились с людьми, как они сеют хлеб, как живут, о чем они думают и т.д. Но были не только позитивные моменты. Помню в один из приездов  группы художников из Москвы, Прибалтики, Закавказья, где  я был руководителем, перед нами предстала унылая картина. Стояла осень. Повсюду разбитые дороги,  висящие криво плакаты, и самое, главное – гниющие  на зернотоку горы пшеницы. Не хватало людей, многие уехали в города. Под впечатлением этого и появилась картина-триптих  «Горизонты целины». Я сделал то, что должен был сделать художник –  выразил свое отношение. Было много критики, в т.ч. и в центральных газетах республики. Но, как, ни странно, эту картину  купил музей в Москве. А недавно мою картину «Горизонты целины» и картины еще ряда художников,  выкупил казахстанский Форте банк в России, и вернул в Казахстан.  Целина  – это тоже часть истории нашей республики.
 Во все времена именно люди творчества, поэты, писатели, были своего рода глашатаями справедливости. Конечно, разные есть художники. Одни полностью уходят в творчество, как бы отгораживаются от мира. Я же привык выражать свой взгляд на окружающий мир. В творческие  командировки ездил в  Афганистан, Сирию и Ливан.  В советское время в своих произведениях я четко и ясно дал понять, что война в Афганистане бессмысленная и братоубийственная. У меня была выставка в Москве, Кабуле. Такова моя творческая позиция в жизни!
Конечно, я старался запечатлеть природу, красоту окружающей среды, цветы, красивых девушек, моих друзей, родственников – эти портреты я оставляю за собой. Много написал портретов известных казахстанских людей, начиная от Президента Республики Казахстан. Художник должен обязательно запечатлеть время, в котором он живет!
- Камиль Валиахмедович, разрешить поздравить вас с  присуждением Государственой премии Республики Казахстана 2016 года за цикл работ, посвященных 25-летию независимости Республики Казахстан.  Как рождались эти произведения, как возникла идея их создания?
- Когда я начал их писать, у меня даже и мысли не было, что  могу получить Государственную премию РК. Образ  Аблайхана я вынашивал не один год, было несколько вариантов. Аблайхан - историческая личность, это сложная натура, которая  жила в непростое время, ему приходилось варьировать, быть дипломатом. Поэтому образ потомка чингизидов мне стал очень интересен. Картина «Ұлы көш» также созвучна нашему времени. Пять с половиной веков  назад, когда казахский народ переживал трудные времена, великие султаны своего времени и народа Керей и Жанибек, с героической мудростью возглавили великий «кош», «переселение». В последствие создав основу Казахского ханства, на обширных землях, простирающихся от Иртыша до Волги и от Сибири до Кызылкумов. Мне пришла  идея выразить эти мысли на полотне: не только отобразить эту важную историческую эпоху, но и показать в картине, продолжение истории до сегодняшнего дня, сохранившего независимость Казахстан и вершину достижения, прекрасную столицу Астану. И символично, что  поход современного Казахстана возглавил такой человек как Н.А.Назарбаев. В 2016 году мы отмечаем 25-ти летие Республики Казахстан, который на мировой арене достойно занял свое место. «Ұлы көш», который берет свое начало более пяти веков назад,  когда возникло Казахское ханство, продолжается и поныне!
Завершает этот цикл работ портрет  Первого президента Республики Казахстан  Н.А.Назарбаева. Как я сказал выше, Глава нашего государства стал лидером, которого без преувеличения, знает весь мир. На картине запечатлен момент инаугурации Первого президента РК, на заднем плане земной шар.  В этих трех картинах я попытался отразить целый  этап истории нашего Казахстана.
- Для художника наверное, очень большое значение имеет то, что его работы оказываются в центре внимания, получают достойное признание?
-   Признание, когда твое творчество получает достойную оценку, конечно, очень приятно. Художники ведь творчеством занимаются в одиночестве, и внимание очень важно для нас. Конечно, меня и мое творчество многие знают и ценят. Ежегодно провожу выставки, где на суд зрителей выставляются различные работы, многие из них получают весьма лестные оценки. Но Государственная премия РК стоит, безусловно, особняком. Насколько я знаю, это самая высокая награда в нашей республике и конечно, приятно.
- Нам известно, что это не единственная ваша награда. В 2009 году вам была присуждена Государственная премия Республики Татарстан. И это конечно, не случайно, у вас тема татарского народа, его прошлое и будущее широко представлена?
- Это действительно так, т.к. я всегда остаюсь патриотом своего народа и своей нации. В  Татарстане я  часто бываю. Активно участвовал в работе Всемирного Конгресса татар, я очень люблю культуру и быт своего народа. Нам родители привили эту любовь к родному языку, отец хорошо играл на аккордеоне, пел татарские песни. Поэтому я  стараюсь в своем творчестве сделать что-то полезное для своего народа.  Габдулла Тукай, Суюмбике  и ряд других картин, их может не так много, - посвящены татарской культуре и показывают образ татарской нации. Суюмбике – последняя великая  татарская Казанская  ханша, о которой сложено немало легенд. В 1997 году была написана  картина о Суюмбике. Следующее произведение – «Кыпшақ қызы» в образе Евразии, средневековая госпожа, красивая, с большим обаянием. Потом ряд картин был посвящен одежде, танцам татарского народа.  Г.Тукай –  образ сложный и трагический, без него невозможно представить татарскую культуру. В течение пяти лет я вынашивал эту идею. Как личность интересен мне был и президент Татарстана Минтемир Шаймиев. Несколько раз проводились мои персональные выставки, которые посещал и президент, в Казани,  и мне было присвоено почетное звание народный художник Республики Татарстан. А в 2009 году мне за цикл картин присуждена еще одна престижная награда – Государственная премия Республики Татарстан.
 И вот теперь  получение в 2016 году Государственной премии Республики Казахстан стало как бы еще одной вершиной в моей творческой карьере!
- Камиль Валиахмедович! Думаю подводить итоги вашего творчества еще рано, и,  тем не менее, можно, наверное,  говорить  об определенном этапе. Для каждого человека очень важно найти свое место в жизни. Что вы можете сказать о своих собственных ощущениях, есть чувство удовлетворения сделанным?
- Жизнь не только удалась, слава Аллаху, я себя считаю счастливым человеком! Хоть и пришлось немало пережить, я рад, что живу в Казахстане, и в Татарстане мое творчество знают. Всю жизнь я занимаюсь любимым делом, рядом со мной всегда моя супруга и помощница Роза Муратбековна. Выросли дети. Уже растут внуки, меня это тоже радует и придает силы. И хотя годы идут, у меня еще большие планы. Хотел бы создать в Астане, «Дом художника Муллашева К.В.» ,  где можно сохранить  все свое творческое наследие (картины, архив) и постоянно действующий центр творчества сыграет   положительную роль и в культурной жизни жителей и гостей столицы, и чтобы мои потомки гордились.

Автор очерка К. Хамидуллин.

Copyright © ТБКЦ"ТАҢ"2017